Профильные регуляторы и участники энергорынка разошлись во мнениях, можно ли расторгать инвестконтракты на поставку мощности.

ДПМ заключали с выделенными из РАО «ЕЭС России» генкомпаниями для строительства новых электростанций, работу которых бизнес обязан оплачивать в течение 15 лет – до 2027 года. До сих пор прецедентов разрыва таких инвестконтрактов не было. Самый серьезный конфликт между потребителями и генераторами возник после аварии на Березовской ГРЭС «Юнипро», где в феврале 2016 года сгорел новый ДПМ-блок. В феврале–ноябре 2016 года потребители заплатили за его отсутствующую мощность до 950 млн. рублей, но ФАС в итоге сочла такую переплату правомерной. Недовольство потребителей также вызывали переносы инвестпроектов на другие площадки с более поздними сроками ввода или прощение штрафов за задержки вводов.

Минэнерго и «Совет рынка» настаивают, что разрывать уже заключенные обязательные инвестиционные договоры на поставку мощности нельзя. Но крупные генерирующие компании и потребители считают, что при длительной задержке ввода объектов, год — для ДПМ, два — для ДПМ атомных и гидроэлектростанций, по новой программе модернизации нужно предусмотреть возможность разрыва обязательств.

В текущей конструкции оптового энергорынка неисполнение обязательств по вводу мощности никак не скажется на фактическом потреблении покупателем, но стабильность и гарантии возврата инвестиций генераторам важны. Привязка программы модернизации к необходимости использования российского оборудования также осложняет ситуацию, и ведет к дополнительным рискам по соблюдению сроков ввода и бесперебойной эксплуатации пилотных образцов.